Главная » Файлы » Тексты

Лунный дневник марсианина
14.08.2009, 12:08
1. В каком возрасте Вы начали увлекаться фантастикой, какие авторы особенно
повлияли на ваше творчество?


Когда мне было около десяти лет. Однако нельзя сказать, что я буквально увлекся фантастикой. Всего лишь предпочитал снять с полки, скажем, Ефремова, а не Пришвина. Помню, попадались мне в библиотеке и другие книжки - Верна, Купера и всё в таком духе. Назвать пофамильно авторов, повлиявших на творчество, не смогу - их или нет вовсе (очень самонадеянно, согласен), или их слишком много. Уверенно судить об этом сможет только литературный критик. Как только он появится, сразу сообщу вам.

2. Когда Вы написали первое удачное с вашей точки зрения произведение?

В 1998 году. Это была повесть "Стеклянная пыль", в ней рассказывалось о злоключениях сумасшедшего герцога неведомой страны. Тогда я просто упивался величием этого текста и предрекал ему все премии от "Аэлиты" до "Хьюго", сейчас же считаю его просто удачным. Во всяком случае, журнал "Уральский Следопыт", куда я сунулся со своей повестью, в принципе был готов ее напечатать. Но так и не напечатал, в основном из-за огромного (по меркам журнала) объема текста.

3. Что такое фантастика? Описательное повествование о необычных существах и ситуациях или все же нечто иное?

Однозначно иное - во всяком случае, о "зеленых человечках" как явлении, которое стоит описывать, никто помнит уже десятки лет. Если необычные существа и появляются на страницах некоторых произведений, то лишь в качестве действующих лиц, а не объектов любования или изучения. Хотя исключения бывают. Например, сериал "Х-файлы" так злостно эксплуатирует тему пришельцев с большими глазами и крупными головами, что уже не смешно. Но это вчерашний день в фантастике, на мой взгляд. Противоположный пример - фильм "Пятый элемент", в нем монстры не являются чем-то самодостаточным и действуют как нормальные ублюдки, как им и положено. Что касается необычных ситуаций, то это хлеб не только фантастики, но и мэйнстрима. Так что же такое современная фантастика? Она необычайно многолика: тут боевики от "Армады", эстетская продукция "Амфоры", пресловутая "Кысь", романы Липскерова и Владимира Орлова. Даже "День денег" Алексея Слаповского - фантастика, поскольку описанная в нем история абсолютно нереальна. Грань между мэйнстримом и фантастикой все больше размывается, хотя авторы литературы "для толстых журналов" и отказываются это признавать.

4. Какой автор из патриархов фантастической литературы Вами наиболее любим?

Я не помню его имя... Книжку, которая буквально поразила меня, я прочитал классе в восьмом. В прологе экспедиция землян находила на Луне обелиск с рукописью на неизвестном языке. Так вот, роман представлял собой "расшифровку" этой рукописи и рассказывал о жизни марсианина от его лица, об его экспедиции на доисторическую Землю и т.д. Вот этого-то автора с неведомой фамилией я готов обожествить. Еще мне очень нравится, несмотря на всю ее наивность, "Машина времени" Уэллса - перечитывал книжку раз пять. Нравятся рассказы Дмитрия Биленкина. Он прекрасно разбирался во всем и понимал, о чем пишет.

5. Каково положение фантастической литературы в России? Влияют ли такие фестивали, как "Аэлита", на книгоиздательский рынок, открывают ли новых авторов?

В целом положение фантастики в России, по-моему, неплохое. Если раньше нетипичным текстам было почти невозможно пробиться сквозь вал подражаний, западных классиков и российских "корифеев" жанра, то сейчас ситуация постепенно выправляется. Сужу прежде всего по себе и на примере еще нескольких интересных авторов, с которым знаком лично. Может ли "Аэлита" повлиять на книгоиздателей? Наверное, только опосредованно. Статус фестиваля весьма высок, и присуждаемые им премии имеют колоссальный вес в российской фантастической "тусовке". Получают-то их один раз в жизни. Естественно, завоевавший одну из наград (например, "Старт") автор автоматически попадает под пристальный взгляд издателей. Что касается открытия новых авторов, то это дело издательства. Если бы "Фонд Аэлита" имел его, то влияние фестиваля на рынок было бы, безусловно, еще значительнее.

6. Дружите ли Вы с кем-либо из местных фантастов, или общаетесь с иногородними коллегами?

Да, я хорошо знаком с некоторыми "уральскими" авторами - Андреем Щуповым, Борисом Долинго, Евгением Пермяковым, Александром Сивинских, Андреем Попковым, Дмитрием Шубиным, Артемом Северским (Тихомировым), Яном Разливинским (читать в любом порядке) и дружу со многими из них. С иногородними общаюсь в основном по электронной почте или во время их посещений фестиваля "Аэлита". Больше всех, пожалуй, с талантливой волгоградской писательницей Юлией Сергачевой.

7. Как Вы относитесь к тому, что так называемые чистые жанры (sci-fi, фэнтези) начинают изменятся и появляются произведения синтетического жанра?
Возникают в большом количестве боевики (к примеру, сериал Анджея Сапковского). Также фантастика становится во многом литературой постмодерна. Классический пример - Уильям Гибсон. В России появился феномен Хольма Ван Зайчика, что тоже отчасти фантастика (фэнтези). Не означает ли это смерть фантастики, или это просто новый этап?


Жуткий вопрос. Отвечу по порядку и покороче, чтобы не закопаться в теме. К синтезу жанров отношусь прекрасно, поскольку сам то и дело их смешиваю. Примеры из моего "репертуара": фэнтези-детектив, оптимистический киберпанк, социальная мистика, технотриллер, science-фэнтези, научный боевик и т.п. Анджей Сапковский, на мой взгляд, сочинил не совсем боевики, однако смешением мэйнстрима и фэнтези, пожалуй, его сериал можно назвать. Но ведь похожие эксперименты ставились и до него - Булгаковым, например. Постмодерн в российской фантастике пока встречается не слишком часто и в основном носит, если выразиться помягче, "тусовочный" характер. Другими словами, цитаты из друзей и пародирование их произведений вряд ли имеют концептуальный характер, в отличие от произведений Гибсона. Хотя здесь судить, понятно, лучше самим авторам таких текстов. Хольм ван Зайчик, несомненно, весьма талантливый евро-китайский автор, которого просто приятно читать из-за великолепной специальной подготовки Хольма и перлов стилизации. Чего стоят хотя бы его "цзипучэ" (то есть "джип") или "ужасный зверь Пицзеци" (без комментария). Только его романы - не фэнтези, а хорошая социальная фантастика высокого оптимистического накала, написанная своеобразным языком. Можно, конечно, назвать их и синтезом классического китайского романа и "альтернативной истории" России. Вряд ли "постмодернизм", Сапковского и ван Зайчика можно однозначно назвать этапом. Фантастика не просто перескакивает с одной ступени на другую, она захватывает все новые и новые темы и приемы, при этом многое из "наработок" прошлого остается жить и процветать. Скажем, "космическая опера" родилась очень давно и продолжает пользоваться успехом у многих читателей. А мэйнстрим, по-моему, уже готов пасть под ударами фантастов и покориться их передовому отряду.

8. Каковы ваши ближайшие творческие планы?

Дописать несколько небольших вещей, задуманных или начатых раньше - пару повестей (экстремальную мистику и юмористический боевик без примести фантастики), пьесу (чтобы принять участие в конкурсе "Евразия"), рассказ. Дело в том, что почти пять лет без всякого перерыва я сочинял большие тексты, и наконец-то почувствовал необходимость немного притормозить. Но задумка в форме примерного сценария будущего романа лежит на винчестере. Это своеобразная крипто-история из жизни протоиндской цивилизации, которую посетили "гости из космоса" и... дальше не скажу, чтобы идея не рассеялась в воздухе.

Категория: Тексты | Добавил: megallin | Теги: Газета, интервью, Олег Никитин
Просмотров: 1089 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
В этом разделе
Регистрация
Погода окрест
Погода в России